Путешествие во времени: из 2037 в 2007

Сейчас я поверил, что эта женщина из будущего. Всё, о чём она говорила 10 лет назад, начало сбываться… 

Я знал Василия, Батю, со времен Первой чеченской кампании. Хороший мужик, настоящий офицер. Я служил под его началом до тех пор, пока его не ранили — тяжелейшая контузия.

Василию дали инвалидность, третью группу. Внешне он был нормален, но порой замирал и дергал головой. Тик навечно. Его комиссовали. В то же время его оставила жена. И сына забрала — сказала, что не хочет, чтобы ребенка воспитывал псих. Сначала Василий запил. Но вовремя одумался — помогли сослуживцы, пристроили лесничим. Так что Василий зажил отшельником на кордоне. С радостью принимал бывших сослуживцев и корешков, начальству тоже умел угодить. Я считал себя по гроб жизни Василию обязанным — он на той проклятой войне однажды меня от смерти спас. Говорю я это к тому, что с той поры мы побратались.

В его лесничестве я был частым гостем. Привозили мужики с собой иногда и баб, пытались и Василию составить партию. Но он словно охладел ко всему женскому полу после предательства жены. Как-то незаметно из Бати он превратился в Монаха — так его мы прозвали. Прошло лет 10. Жизнь текла и менялась, бывать у Монаха я стал реже. Я знал, что поток желающих отдохнуть у Монаха не иссякает. И тут вдруг странность — до меня дошли слухи, что Монах стал все чаще отказывать в приемах. Я набился в гости. Он согласился. Только предупредил, чтобы приезжал один.

Встретились, Монах баньку приготовил, сели за стол. Выпили маленько. Я никак не мог понять, почему Монах такой напряженный, что ли. Будто и рад мне — и не рад. И на часы все поглядывает. А потом говорит:
— Мне нужно сходить к озеру. Слух дошел, что браконьеры шалят, лосей стреляют.
Я говорю:
— С тобой пойду. Мало ли.
А Монах уперся:
— Нечего с дороги таскаться, еще и по морозу. Завтра я рыбалку запланировал, так что отдыхай.
Тут меня кольнуло подозрение. И по наитию я решил — пойду по следам, тихонечко.

Подождал, пока Монах уйдет. Собрался, через 15 минут вышел за ним. След от его лыж был заметным. И через час дошел до поляны, на которой стояло старое зимовье. Просидел полчаса в кустах, успел подмерзнуть основательно. И тут из зимовья вышел Монах — а с ним женщина. Обнялись, поцеловались, он — на лыжи, и ходу. Я растерялся — за ним не поспеть. А вперед — так и вовсе. Так что попал я в дом Монаха, когда он уже был там. Смотрел сердито, все понял сразу:
— Следил? Видел?
— Видел, — признался я. — А что такого-то, чего ты ее прячешь?
Монах помолчал, потом сказал:
— Из-за нее. Давай-ка еще выпьем, разведчик хренов!

И за столом Монах поведал мне нереальную историю:
— В прошлом ноябре я ездил в обход. Забрался далеко. Чего меня туда понесло — не знаю, там ведь места глухие. Снег тогда еще не лег, только только землю припорошил. И увидел я, что прямо на земле посреди поляны лежит голая девушка. Пульс есть, но без сознания. Завернул ее в тулуп, донес до уазика. Растер, влил в рот кое-как водки, она сглотнула, но не очнулась. Я отвез ее к себе в дом. Одел в свою одежду. Она проспала сутки. А потом спросила:
— Где я, какое сегодня число?
— В лесничестве Н-ского района, а число сегодня 10 ноября.
— А год?
— 2007-й от рождества Христова.
Она заплакала:
— Ужас! Ужас!

Потом успокоилась, выпила воды:
— А вы кто?
— Я лесник. Василий. Друзья зовут меня Монах.
— Это потому, что вы — святой?
— Вроде того. А вы то кто такая, может, объясните? Вас изнасиловали и выбросили в лесу?
Она засмеялась.
— Да Бог с вами. А вы поверите, если я скажу вам правду? Вы ведь в чудо верите?
Я усмехнулся:
— А то как же. На войне таких чудес насмотрелся, что и в ад поверил, и в рай. Вы оттуда будете или оттуда?
И показал на пол, потом на потолок. Девушка засмеялась:
— Не угадали. Я — из будущего.

Видя мою обалделую физиономию, Монах прервался:
— Знаешь, Леха, послушать — так полный бред. Но я тогда эту девушку, Лизу, выслушал. И поверил ей.
— Ты что, с ума сошел? Может, она беглая зэчка? Где ее документы, где родственники?
— Документы ее — в будущем. А родни у нее нет, детдомовская она. И знаешь, я полюбил ее в тот же день. И, думаю, на всю жизнь. Кстати, я справки наводил. Лиза мне сказала, в каком она детдоме воспитывалась. В 2007-м ей было 4 года. Как раз родители ее погибли за год до того. Я даже издали на ту девочку смотрел. Лиза это, только маленькая.
Я подумал: дружище мой, похоже, совсем сбрендил.

Монах продолжал:
— Лизу после учебы в закрытый НИИ взяли. Разработки особые. Путешествия во времени. Она — участник. Должна была из 11 ноября 2037-го вернуться в 10 ноября того же года. Но что-то пошло не так. И вот она — в моем времени. Сначала плакала, а теперь успокоилась. Говорит, что хорошо, что так случилось. А иначе мы бы и не встретились в сходном возрасте. Ведь я на 35 лет старше, если по-нормальному считать. Вот такой подарок из будущего. Я ее прячу, все никак не придумаю, как нам быть. Как ее перевести на легальное положение? Ведь в психушку отправят.
— Отправят. Вася, ты в уме вообще?
— Леха, я тебя люблю, но Лизу не прощу, если что. Я тебе как брату доверился.
— А, делай как знаешь.
Я уверился, что так последствия контузии аукнулись.

С Лизой я, кстати, познакомился. Впечатления сумасшедшей она не производила. Я с интересом расспрашивал ее о будущем. Лиза рассказала, что в Россию практически вернется самодержавие. Будет война между братьями-славянами, а через два года в Америке президентом станет негр. Терроризм вспыхнет с новой силой и убьют Бен Ладена и Каддафи… Много чего рассказала, во что трудно было поверить. Я и не верил. Но решил — дело Монаха, главное — они счастливы вместе. Хотя на лицо Лизы порой набегала тень:
— Все-таки я должна вернуться. Как — не знаю. Да и мои исследования надо завершить. Ведь если мы не доведем это дело до конца, последствия будут страшными.
Утверждала она это со всей серьезностью и даже плакала — от страха и отчаяния.

Вскоре я уехал. Думал о Монахе и Лизе, прикидывал — как бы выправить ей документы. Но Монах позвонил мне сам:
— Она пропала! Я знаю, она ходила туда, где я ее нашел. Я ведь за ней тайком ходил. Вчера сидел незаметно в кустах, а потом вдруг ухнул филин. Я на минуту отвернулся, только увидел краем глаза яркую вспышку, а когда снова посмотрел на поляну — ее там не было. Леха, она пропала!
Бедный мой Василий, Батя, Монах, а теперь вот — сумасшедший. Я не знал, как поступить. Я был уверен, что с Лизой случилась беда, и все вовсе не так, как говорит Василий.

Месяц спустя пропал и сам Василий. А через несколько недель пришло письмо без обратного адреса. В конверте лежал листок, исписанный Василием:
«Друг мой, брат! Прости меня и прощай надолго — мы вряд ли скоро увидимся. В далеком 2037 году я тебя отыщу — или ты меня. Через два дня после пропажи Лизы я нашел от нее записку. Она объяснила, что и как сделать, когда она вернется за мной 12 мая 2008 года. Так что я сегодня ухожу на ту поляну и буду ее ждать. Надеюсь, мы доживем до нашей новой встречи. Прощай!»
Василий до сих пор в розыске как пропавший без вести. Но мой энтузиазм спустя 10 лет угас. Потому что все, что рассказывала Лиза о будущем, сбывается. Потому что я верю, что Лиза с Монахом не исчезли — они просто «переехали» в будущее. Что же, до нашей встречи осталось чуть меньше 20 лет.

Алексей, 43 года, источник

Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.