Что важно, а что — не очень

Люди, переживших клиническую смерть, подмечают необычное раздвоение сознания: вроде как все понимаешь и осознаешь, что происходит вокруг во время «смерти», но почему-то не получается контактировать с живыми людьми, которые находятся неподалеку…

Ко мне собиралась приехать подруга. Мы дружили ещё с университета. Я предвкушала, как посидим, ..поболтаем, вспомним студенческие времена. Муж решил, что не станет мешать нам.
— Поеду навещу родителей, — сказал он. — Вот обрадуются старики!
Только вышел, зазвонил телефон.
— Катя, привет! — Это была сестра. — Спасай! Няня заболела, не с кем оставить Ваню. Можно привезти его к тебе на пару часов?
Я согласилась, хотя это и меняло мои планы. Но чего не сделаешь ради любимой сестры! Пришлось взять племянника с собой на вокзал, куда ехала встречать подругу.

Сильный дождь ограничивал видимость, управлять автомашиной было сложно, а до прибытия поезда оставалось всего двадцать минут. Нажав педаль газа, я обогнала ехавшую впереди машину. Стеклоочистители работали в бешеном темпе, но все равно не успевали убирать воду со стекла. Да ещё мы застряли в пробке. Я страшно нервничала. А племянник радостно что-то мурлыкал себе под нос. Похоже, поездка ему нравилась. Снова нажав на педаль, я заметила выскочивший откуда-то грузовик, который перерезал нам дорогу. Душераздирающий визг шин, пронзительный звук сигнала и грохот бьющихся стекол — последнее, что услышала… Дальше — полная темнота.

Сколько времени прошло, не знаю. Но непроглядная темень внезапно сменилась ярким светом, залившим все вокруг. Совершенно не понимая, что происходит, я даже не шла, а летела в ярко освещенном пространстве. Чувствовала себя необычно… Исчез страх, никто больше никуда не спешил… Оглядевшись. заметила лежавшее на обочине тело молодой женщины. Спустилась вниз, приблизилась к нему, рассмотрела и с удивлением узнала себя. «Я что, умерла? — сразу же возник вопрос. — Странно… Но боли совсем нет. Мне легко и свободно…»

Рядом остановилась машина. Парень, вышедший из нее, направился в сторону груды металлолома. И тут до меня дошло, что эта груда и есть мой раздавленный автомобиль. Молодой человек попытался вытащить из авто испуганного Ваню. Лицо племянника кровило от порезов, но сам мальчик был в сознании. Правда, сильно трясся от страха и плакал. Приблизившись к Ванюше, я прошептала:
— Все будет хорошо. Тетя с тобой!
Он не отреагировал на мои слова. Парень вызвал скорую и милицию. Когда прибывшие врачи занялись Ваней, я успокоилась, понимая: теперь он в надежных руках. Один из милиционеров склонился над моим телом. Подошли врачи… Все это я наблюдала с высоты птичьего полета, ощущая, что нахожусь в невесомости. Смотрела на рассыпанное всюду битое стекло, искореженную машину, толпу собравшихся людей, но не чувствовала с ними никакой связи. Все казалось мелким, незначительным…

Хотелось, чтобы новое состояние длилось и длилось. Меня понесло куда-то выше, сквозь удивительный, со сказочными переливами, свет. Даже слова подобрать трудно, чтобы описать его. Их, наверное, у нас на Земле просто нет… Вдруг сноп ярких лучей так ударил в лицо, что мне пришлось зажмуриться. В этом сияющем свете бабушка выглядела молодой и прекрасной
— Что ты тут делаешь, Катя, внученька? — услышала я родной голос и, открыв глаза, с удивлением увидела свою бабушку, которая умерла пять лет назад.
Бабуля всегда была моим лучшим другом и советчиком. Но до чего же она здесь изменилась! Возраст ее совсем не заметен. Только сияющие добротой очи и светлые, струящиеся волосы. Трудно было даже различить, где именно волосы, а где этот удивительный свет. Одно переходило в другое, и вокруг бабушкиной головы образовывался радужный нимб.

— Как ты здесь оказалась, детка?
— Бабуленька! Здесь хорошо… А где мама с папой? Мы увидимся?
— Нет, моя хорошая, — спокойно ответила бабушка. — Возвращайся назад. А с родителями встречаться тебе еще рано. Твое время пока не пришло. Столько всего неизведанного ждет тебя на земле! Твой муж любит тебя и переживает. Одному ему будет плохо, ты для него очень много значишь. У вас должны родиться детки — мои правнуки.
— Здесь хорошо! Такой свет, такая легкость… Можно мне остаться?
— Нет, внученька. У каждого своя судьба. Твоя — вернуться и быть счастливой в земной жизни. Сюда ты еще успеешь, драгоценная.

— Но тогда зачем я вообще здесь?
— Хороший вопрос, — улыбнулась старушка. — Ничего не бывает зря. И здесь ты для того, чтобы понять, что важно, а что — не очень. А ведь есть и вовсе не имеющее значения. Тебе так хотелось коралловую помаду и туфли на шпильках… А еще необходимо было всем доказать, что ты самая быстрая и сообразительная на работе. Теперь же ты точно будешь знать: это не главные желания. И вся суета, которую ты сейчас видишь внизу, не так уж и важна… А вот Ванечкино здоровье — на вес золота. И любовь твоего мужа тоже…
«Господи, бабуля, какая ты у меня мудрая!» — подумала я, но произнести вслух этого не успела. Свет стал таять, заволакиваясь какой-то серой дымкой, и снова вернулась кромешная тьма… А бабушка исчезла…

Открыв глаза, я увидела светлые больничные стены и обеспокоенное лицо Виталика, моего мужа.
— Ты меня узнаешь? — спросил он прерывающимся голосом. — Мы так переживали! Как ты, Катя?
— Что с Ваней? — спросила я, с трудом выговаривая слова и чувствуя, что не могу пошевелиться.
— С Ванечкой все нормально, не волнуйся. Он сейчас в детском отделении. А ты поспи, родная…
Я закрыла глаза. Отдохну, а потом расскажу Виталику, что узнала от своей ушедшей бабушки. Главное, что мы снова вместе и мой племянник не сильно пострадал. И я теперь знаю, что в жизни важно, а что — не очень.

Екатерина, источник

Смотрите также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.